CAD/CAE/CFD/CAO/HPC новости 17 Мая 2012 года
Данная новость была прочитана 4187 раз

Президент и генеральный директор Siemens PLM Software Чак Гриндстафф: в России сообщество инженеров обладает своим подходом к работе

Логотип компании Siemens PLM Software

В апреле состоялись визит в Россию и выступление на ежегодном форуме Siemens PLM Сonnection Президента и CEO Siemens PLM Software Чака Гриндстаффа (Chuck Grindstaff). Во время визита Чак Гриндстафф дал интервью Порталу машиностроения, в котором рассказал о новом решении Active Workspace, о позициях компании и потребностях пользователей в ряде отраслей, тенденциях развития рынка в странах БРИК и значении для компании российского рынка.

Чак Гриндстафф (Siemens PLM Software): в России сообщество инженеров обладает своим подходом к работе

– Как Вы охарактеризуете тенденции развития рынка PLM-решений в странах БРИК за последние 2 года? Какое место занимает российский рынок? Что можно ожидать в 2012 – 2013 гг.?

– Все наши клиенты, по большому счету, стремятся к одним и тем же целям: повысить производительность, усилить элемент коллективной работы и обеспечить ускорение движения вперед. В России, Китае, ряде других развивающихся рынков есть свои уникальные требования, которые мы обязательно учитываем. Например, можно говорить о требованиях, связанных с черчением. В целом, стандарты аналогичны общемировым, но в каждой стране есть свои отличия.

Если сравнивать Россию и Китай, то в Китае подход основан на узнавании передового опыта Европы или Америки и его последующем воспроизведении. В России сообщество инженеров обладает своим подходом к работе. Они нацелены на использование преимуществ новой технологии для выполнения задач согласно собственным подходу и стратегии, огромное значение отводится творческой составляющей. И здесь речь идет о взаимодействии более равных по своей природе собеседников.

– С кем проще взаимодействовать?

– Организация и построение работы в межкультурной среде – это всегда вызов. Тем не менее, когда мы работаем с нашими российскими клиентами – ОАК и другими – мы видим стремление, нацеленность на создание высокоэффективных процессов, программных продуктов и мы, в свою очередь, стремимся к тому, чтобы эти процессы и ПО отрабатывались совместно. Этого не происходит в Китае.

Российский рынок для нашей компании является самым активно растущим. При этом хочу оговориться: темп роста здесь самый высокий в мире, хотя по объему данный рынок пока не является номером один в нашем бизнесе.

Мы рассчитываем, что и в будущем Россия будет самым быстро растущим для нас рынком. И с этим связана непростая задача, которая встает перед нашими сотрудниками, работающими здесь. Им предстоит поддерживать такой же высокий темп роста при широкой базе клиентов, как было тогда, когда база клиентов была невелика. Конечно, проще обеспечить быстрый рост, когда начинаешь с нуля, со значительных цифр интенсивно расти гораздо труднее. Но здесь есть очень хорошая команда специалистов, с которой мы связываем свои надежды.

– Какие страны опережают Россию по объему рынка?

– По объемам нашей выручки мы здесь находимся примерно на одном уровне с Индией и несколько выше, чем Бразилия – примерно на 33%. Но при сегодняшних темпах роста мы рассчитываем на то, что Россия сможет бросить вызов и более развитым рынкам. Для того чтобы этого добиться, мы планируем расширить количество отраслей, в которых работаем с российскими партнерами. Например, в Германии, США, ряде других стран мы занимаем сильные позиции в области проектирования различных станков, судостроении, автомобильной промышленности, авиакосмической отрасли. Активно занимаемся увеличением своего присутствия в отрасли потребительских товаров.

В России мы можем значительно увеличить свое присутствие в области судостроения, в области станкостроения, производстве электроники, есть перспективы в ряде других видов продукции. Если говорить об автомобильной промышленности, то наше присутствие может быть расширено только за счет совместных предприятий, хотя определенная доля рынка здесь у нас есть.

– Отраслевое фокусирование – какое значение занимает оно на текущем этапе в SPLM?

– Наши приоритеты связаны с профильными отраслями: автомобильной, авиакосмической и оборонной промышленностями, производством электроники (речь идет о создании станков и приборов, использующихся для производства электронных приборов), а также в последние пять лет у нас идет очень активное развитие в области судостроения.

При этом было бы неправильно остановиться, и не сказать ничего о нашей работе в области потребительских товаров. Здесь производители имеют очень сложные цепочки поставок, зачастую весьма замысловатые системы упаковки, строгую систему требований. Все это очень хорошо укладывается в рамки предлагаемого нами продукта. Довольно активно мы работаем в области медицины и фармакологии. Наша продукция играет значительную роль в создании различного медицинского оборудования: томографов, систем, которые обеспечивают жизнедеятельность больных, с использованием нашего программного обеспечения разрабатываются имплантанты (например, искусственные суставы и другое).

Сегодня в нашей компании работает около 7 тысяч сотрудников. Их работа связана как с профильными отраслями, так и с новыми направлениями, где мы расширяем свое присутствие. Однако наша главная задача состоит в том, чтобы привносить нечто более полезное и ценное в области профильных для нас отраслей промышленности. Мы никогда не сместим акцентов с этих отраслей на другие направления, которые исследуем сейчас. Мы стремимся к тому, чтобы наши клиенты в этих отраслях рассматривали нас как самого надежного партнера, на которого можно положиться. Если они тратят свои средства на наши технологии – они должны быть уверены, что эти технологии мы никогда не оставим и не перестанем развивать.

Чак Гриндстафф (Siemens PLM Software): в России сообщество инженеров обладает своим подходом к работе

– Каковы позиции SPLM в судостроении?

– В области судостроения есть три наиболее важных момента.

Первый – сама сложность производимого продукта. Корабли – это очень большие и сложные изделия. Второй – сосредоточенность компаний на системном инжиниринге. В корабле существует большое количество систем: пневматические, гидравлические, системы приводов, отопления и охлаждения. Все эти системы необходимо запроектировать на раннем этапе. А на более позднем этапе все они должны совершенствоваться и доводиться до своего конечного вида.

Третий аспект связан с тем, что заказчиками кораблей могут быть как частные компании, так и правительственные организации – в случае, если речь идет о военных кораблях. В Америке, например, взаимодействие между заказчиком корабля и военно-морским флотом идет очень плотное.

В России картина выглядит точно также. Идет очень активное взаимодействие и обсуждение конструкции корабля на этапе его проектирования, и этот этап весьма продолжителен. В этом смысле работа с судостроителями очень сильно отличается от работы с автопроизводителями, где автомобиль выпускается и уже в готовом виде предлагается конечному пользователю.

И все эти моменты связаны с теми возможностями, которые открываются по обслуживанию и ремонту корабля. В какой-то мере все это востребовано и в других отраслях, но именно в судостроении проявляется в больших масштабах.

Таким образом, масштаб проектов, стремление к созданию и аналитической проработке инженерных систем, внимание к эксплуатационным вопросам накладывают весьма жесткие требования на наш продукт. Я бы даже сказал – расширяют его горизонты.

И мы считаем, что у нас самое лучшее решение в мире для судостроителей. В нашей большой клиентской базе многие перешли с продуктов наших конкурентов. И я думаю, что в России в области судостроения у нас также большие перспективы.

– Давайте теперь коснемся авиастроения: каковы позиции компании и перспективы? Как Вы прокомментируете решение Boeing расширить использование технологий SPLM?

– Что касается нашей доли рынка в авиастроении – мы являемся лидером и рассчитываем на увеличение нашей роли в России. По мере того, как коммерческое авиастроение будет восстанавливать утраченные позиции, и будут создаваться новые самолеты: и среднемагистральные, и дальнемагистральные, наши позиции будут только укрепляться.

Причем добиться усиления позиций мы планируем не за счет того, что мы лидеры на данном рынке, и, стало быть, все и каждый должны использовать наш продукт. Нет – мы планируем предоставлять в этой области максимальные возможности и функциональность конструкторам самолетов. Мы работаем над тем, чтобы наш продукт оставался самым лучшим для решения задач конструктора.

Говоря об объявлении, сделанном компанией Boeing, отмечу, что она является нашим клиентом очень давно. В начале своей трудовой деятельности я работал в одной компании, которая принадлежала Макдоннел-Дуглас – она позже была поглощена Boeing. И наша компания, и программное обеспечение вышли из Макдоннел-Дуглас. Макдоннел-Дуглас как раз и занимался строительством военных самолетов, так что ПО, которое разрабатывалось в интересах этой компании, продолжает развиваться с 70-х гг.

Мы рады, что Boeing сделал объявление о расширении использования нашего продукта, и Teamсenter предполагается использовать и в гражданском, и в военном подразделениях компании. В целом мы считаем, что наши позиции в Boeing хороши и укрепляются. У нас лучше идут дела в Boeing, чем можно сделать вывод из пресс-релизов, и мы полностью удовлетворены ситуацией.

– Если перейти к автомобилестроению – что позволило вам занять лидирующие позиции в этой отрасли и на что будет направлена дальнейшая стратегия при работе с производителями?

– Автомобильная промышленность представлена очень требовательными заказчиками. У них большие объемы, весьма широкая номенклатура, много изменений, и при этом сам продукт отличается высокой сложностью. И данная отрасль предъявляет чрезвычайно высокие требования к инженерной проработке, а также по производственным направлениям, то есть, когда речь идет о переносе проекта в материал, в реальный продукт.

Мы выигрываем в конкурентной борьбе на рынке автомобилестроения благодаря тому, что наши продукты обеспечивают возможность работы во всех направлениях при создании: кузова автомобиля, шасси, двигательной установки, трансмиссии и так далее. Мы делаем все эти элементы и объединяем их в одно целое. Мы обеспечиваем возможность по отработке роботизированных систем, которые используются при производстве автомобиля с помощью решения Mechatronic. А Teamcenter обеспечивает взаимодействие всех этих элементов и увязку цепи поставок. И вот такое обеспечение всей цепочки поставок, задействованной в производстве автомобиля, объясняет, почему Chrysler, Nissan, General Motors и другие предпочитают использовать программные продукты именно от Siemens.

Есть еще один момент, о котором нельзя не упомянуть. Многие автопроизводители вкладывают огромные средства в свои системы информационных технологий и в подготовку специалистов ИТ-подразделений. Наша компания строит свою работу с автопроизводителями таким образом, что наши системы открыты для интеграции с любыми другими системами, которые уже имеются у автопроизводителей.

Кроме того, мы относимся к данным, которые используют заказчики и которыми оперируют их ИТ-системы, как к собственности автопроизводителей. И это отличает нас от многих других вендоров программного обеспечения, считающих, что данные, которые попали в их систему, это уже их данные.

Например, один из наших конкурентов решил пойти по пути связывания данных, которые циркулируют в САПР, с данными, которые циркулируют в системе управления разработкой продукта. Таким образом, они вынуждают своего заказчика покупать и CAD-систему, и PDM-систему от одного вендора – иначе ничего не получится. Мы имеем так же и ту, и другую системы в нашем портфеле продуктов, но мы не навязываем заказчику необходимость покупки и того, и другого. Конечно, хорошо, если Вы купите и то, и другое, но можно купить только CAD или только PDM — мы оставляем право выбора за Заказчиком. Мы считаем, что выкручивать руки клиентам нехорошо.

Подводя итог: у нас хороший продукт, мы работаем открыто. И, кроме того, мы гордимся активным взаимодействием с клиентами: мы слушаем клиента, воспринимаем его идеи и всячески эту обратную связь приветствуем и развиваем. Вот таковы три составляющие нашего успеха.

Чак Гриндстафф (Siemens PLM Software): в России сообщество инженеров обладает своим подходом к работе

– Если говорить о приобретении Vistagy – что это даст пользователям?

– Этот шаг позволяет нам закрыть нишу проектирования из композитных материалов в общей линейке наших продуктов. За изделиями из углепластика, легкими и крепкими, большое будущее. У компании Vistagy наработан хороший опыт по проектированию и производству различных изделий из композитных материалов и углепластика. Кроме того, в Vistagy был накоплен очень хороший опыт в области автоматизированного инженерного анализа. Мы стремимся к тому, чтобы дать нашим заказчикам самое лучшее ПО в области работы с материалами, как для решения задач проектирования, так и производства. На протяжении нескольких лет Vistagy выступала в качестве нашего технологического партнера, а в нынешнем виде наша совместная работа стала еще более плотной. И теперь мы сможем быстрее давать нашим заказчикам новые возможности. Немалое количество клиентов использует Vistagy вместе с конкурентными CAD системами, и мы будем поддерживать возможность взаимодействия систем разных производителей и в будущем.

– Что вызвало к жизни идею нового продукта – Active Workspace?

– В автомобильной, аэрокосмической, судостроительной промышленностях циркулирует огромное количество данных и разных объектов данных. Все эти терабайты данных у наших заказчиков находятся в Teamсenter. Изначально, подход, применяемый в PLM-системах для поиска и навигации, был построен на иерархической системе. Были определенные экраны, которые узнавали те или иные типы данных. Но, если человек не является специалистом по той или иной дисциплине, то зачастую для него необходимость разобраться во всей этой информации представляет большую трудность.

Когда же вы имеете такое решение, как Active Workspace, то не нужно получать специальное образование для взаимодействия с системой. Несмотря на то, что за пользовательским интерфейсом, лежит большая глубина и сложность разработки, все взаимодействие является достаточно понятным и легким. Это как работа в интернет, где существуют миллионы сайтов – каких только сайтов нет. И медицинская информация по тем или иным методикам лечения, и автомобильные сайты, которые дают рекомендации по тому или иному типу автомобиля, самые разные систематизирующие сайты. И поиск дает нам возможность увязать все эти системы в единый мир.

И поэтому есть три основные причины, которые вызвали к жизни этот продукт: то, что называется большие объемы данных, необходимость простоты работы и необходимость в осуществлении поиска.

Есть различные инструменты на рынке бизнес-аналитики, и мы считаем, что Active Workspace будет выполнять широкий круг задач. Он будет добавлять новые возможности и больше удобства при работе с нашими основными программными продуктами, такими так Teamсenter, NX, Mechatronic. Мы «раздвигаем» рамки продукта. Мы выпустили первую версию Active Workspace со всей обещанной функциональностью, и даже с кое-чем дополнительным, согласно плану в ноябре прошлого года. И следуя плану, мы собираемся двигаться дальше, не останавливаясь на достигнутом.

– Нужен ли PLM сектору СМБ с Вашей точки зрения?

– PLM-системы актуальны и для малого, и для среднего бизнеса. Вопрос в том, сделали ли производители PLM-систем свой продукт доступным для таких категорий компаний. Для предприятий малого и среднего бизнеса необходимо обеспечить снижение сложности работы и взаимодействия с такой системой и позволить им получать пользу от тех возможностей, которые заложены.

Это достаточно сложная задача, которая по сути своей нацелена не на создание каких-то новых сложных программных решений, а как раз на то, чтобы сделать систему более легкой для клиентов в работе. Для того чтобы специалист большую часть своих усилий тратил не на понимание, как же с системой все-таки взаимодействовать, а на решение вопросов и задач, для решения которых он собственно и приобретал систему. У большинства малых и средних предприятий не хватает ресурсов для администрирования подобного продукта, и в таких случаях вопросы администрирования могут быть решены в облаке (например, от IBM, Microsoft, Amazon).

В Teamcenter 9 реализован ряд интересных возможностей. Например, в качестве пользовательского интерфейса можно использовать продукт Microsoft Office, так что пользователю не придется учиться работать с нашими экранами. Пользователи могут взаимодействовать с тем, что им знакомо: с Word, Excel и тому подобным. И такие возможности смогут облегчить работу с системой для компаний среднего и малого размера.

– Наш последний вопрос: в какой степени вы ведете за собой пользователей, а в какой степени следуете за ними, когда разрабатываете новые продукты или добавляете новые возможности в существующие? Каково соотношение по-Вашему?

– Интересный вопрос. В разработке ПО в целом есть два принципиальных подхода. Один можно проиллюстрировать на примере компании Apple. Собирается группа очень умных людей, которые придумывают какую-то чрезвычайно интересную идею, создают продукт, а потом всем его представляют как то, что всем было нужно.

У нас есть некоторые разработки, которые создаются именно таким образом, например синхронная технология. Мы знали, что в этом направлении необходимо сделать качественный рывок вперед, и мы предполагали, какими именно средствами этого можно будет добиться, и создали технологию. И примеров подобных разработок немало.

Но, с другой стороны, то, каким образом, это все увязывается в единое целое, каким образом строится наша стратегия работы с отраслями – это определяется нашим взаимодействием с заказчиками и тем, что мы от заказчика слышим. И получается некий круг: есть наши инновационные новаторские идеи, и есть потребности пользователей с другой.

Чак Гриндстафф проиллюстрировал ответ на вопрос:

На рисунке можно увидеть и то, что востребовано рынком и то, что он диктует нам. В некоторых случаях трудно сказать, какая из этих составляющих более важна. Я думаю, что они обе важны. Важно то, что мы прислушиваемся к нашим клиентам, и мы генерируем новые идеи, которые мы доводим до востребованного рынком продукта.

Публикация подготовлена сотрудниками CompMechLab® по материалам «Портала машиностроения».