События / Мероприятия 12 Апреля 2017 года
Данная новость была прочитана 1481 раз

Интервью А.И. Боровкова изданию 4science: "Как отечественным высокотехнологичным компаниям добиться успеха на международных рынках"

На недавнем международном форуме Госкорпорации «Росатом» «NDExpo-2017» — «Высокие технологии для устойчивого развития» журналисту 4science Анне Смоленской (Шаталовой) удалось пообщаться с лидером - соруководителем группы по передовым производственным технологиям ("Технет") Национальной технологической инициативы (НТИ) Алексеем Боровковым.

А.И. Боровков дает интервью на международном форуме NDExpo-2017

Фото: ndexpo.ru

Будучи одновременно проректором по перспективным проектам Санкт-Петербургского Политехнического университета Петра Великого и руководителем Инжинирингового центра “Центр компьютерного инжиниринга” СПбПУ, он успешно совмещает карьеру в области науки и высшего образования с развитием наукоемкого бизнеса, создав 10 лет назад группу компаний CompMechLab®. Алексей Иванович подробно рассказал о перспективах внедрения аддитивных технологий в России, будущем "Технет" и особенностях вывода отечественных наукоемких разработок на зарубежные рынки.

– По внедрению аддитивных технологий в промышленность Россия сейчас отстает от всего мира, или шанс догнать лидеров пока еще имеется?

Не считаю, что здесь мы кого-то догоняем.

Моя позиция: в конкурентной борьбе применения аддитивных технологий победит тот, кто отправит в 3D-печать самую наукоемкую деталь.

Именно потому центр тяжести в этом вопросе постепенно смещается в проектирование на основе математического моделирования и технологий оптимизации, формируя новое направление – бионический дизайн. Рано или поздно будут решены существующие сегодня проблемы с порошками, аддитивными установками, стандартами (о которых на «NDExpo-2017» рассказывал первый заместитель генерального директора АО «Наука и инновации» Алексей ДУБ – прим. ред.  4science). И мы придем к тому, что многое, фактически все, придется перепроектировать.

В этом и состоит Четвертая промышленная революция: проектирование и создание в кратчайшие сроки глобально конкурентоспособной и кастомизированной продукции нового поколения.

Вообще говоря, выигрыш будет тем больше, чем больше будет пространство проектирования. То есть: если перепроектировать не только деталь, но и всю конструкцию, всю машину… Поэтому именно в этом направлении у нас открываются широкие перспективы, особенно, у россиян, так как мы – творческая нация. Если правильно сориентируемся, вовремя сосредоточившись на проектировании лучших изделий (так называемых best-in-class), изготовляемых затем с помощью аддитивных технологий, и будем иметь всю линейку лучших станков, всю совокупность порошков, сочетать собственные и зарубежные разработки, то наши шансы вырваться вперед достаточно велики.

Для того, чтобы создавать продукцию best-in-class, надо комплексно выстроить цепочку из лучших технологий, которые сейчас есть. Будет очень хорошо, если она включит в себя звенья оригинальной российской разработки. Но еще лучше, если к ним добавятся и кросс-отраслевые интеллектуальные ноу-хау, которые были приобретены при работе с высокотехнологичными компаниями из разных отраслей.

– Как же организовать эти сложные процессы?

Здесь мне близка идея экосистемы инноваций, когда вокруг динамично развивающейся компании – как правило, это устойчиво растущий малый бизнес, либо средний, который уже представлен на глобальных рынках – группируются стартапы с определенными компетенциями. То есть, когда стартапам понятно, куда «встраиваться». Когда у них есть опытный стратегический партнер с репутацией, который может получать заказы-проекты. И все это обеспечивает им довольно устойчивое развитие вместе со стратегическим партнером.

С одной стороны, стартапы, предпринимательски активная молодежь – все это очень здорово. С другой - когда стартап, получив, например, гранты Фонда содействия инновациям, впоследствии выходит на рынок, то сталкивается там с жесточайшей конкуренцией. Потому молодая компания должна обладать уникальным ноу-хау, чтобы выжить и закрепиться. А еще ее обязательно нужно сопровождать, поддерживать силами «опытного партнера»…

– Недавно была утверждена дорожная карта "Технет" НТИ. Какие риски возможны при ее реализации?

Самое главное, не стоит надеяться, что можно одномоментно построить дорожную карту вплоть до 2035 года. Принятый документ просто фиксирует некий статус-кво – то, что будет происходить в ближайшем будущем.

Важно понимать, что технологии меняются стремительно, поэтому подобные дорожные карты нужно уточнять ежегодно, чтобы не пропустить ничего важного. Например, еще лет пять назад не было никакого бума аддитивных технологий, а теперь они уже востребованы повсюду.

– Какие еще технологии станут в ближайшее время наиболее привлекательны для промышленности?

Цифровое проектирование и моделирование – это основа основ при создании в кратчайшие сроки глобальной конкурентоспособной продукции.

Кто больше интеллекта вложит в продукт на этапе проектирования, тот и победит.

Соответственно, сейчас происходит значительное изменение в структуре производства. Как я говорил выше, центр тяжести смещается на проектирование, именно оно становится определяющим, именно на этом этапе закладываются конкурентные преимущества.

Далее, можно выделить технологии оптимизации в цифровом проектировании. Очень гармонично происходит их конвергенция с аддитивными технологиями. Если раньше мы могли выдать оптимальное решение, но инженеры-технологи, которые работают на многофункциональных станках с ЧПУ, говорили: «извините, мы это изготовить не можем»... Сейчас появились аддитивные технологии, с помощью которых это воплотить уже реально.

У нас есть примеры, когда конструкции, состоявшие ранее из 50 деталей, теперь можно собрать из пяти-семи компонентов. Причем, они лучше и легче своих предшественников, и это при сохранении всех необходимых характеристик, например, по жесткости и по прочности! Всего этого удается достичь при помощи аддитивных технологий.

– Ваша команда CompMechLab работает как на российском, так и на зарубежном рынках. Каковы особенности построения высокотехнологичного бизнеса, в зависимости от точки на карте?

Мы работаем на трех высокотехнологичных рынках: отечественном, западном и восточном. Каждый из них имеет свои нюансы.

В России, например, ты можешь предлагать много хороших решений, но по ряду причин отечественные компании будут отказываться их внедрять – им это просто не надо. Потому в нашей стране самый тяжелый, вязкий процесс, связанный с внедрением инноваций.

Лет 15 назад мы сформировали ключевой тезис нашей концепции развития: нужно обязательно работать с компаниями, занимающими в мире ведущие позиции в своей области.

Только так вы сможете изучить их подходы и наработки – от проектирования и производства, до бизнес-модели – и понять, как они обеспечивают свое технологическое лидерство. Безусловно, это бесценный опыт. Так, в разные годы нам удалось поработать и с General Electrics, и с General Motors, и с Boeing, с японскими и южнокорейскими компаниями. А сейчас, уже более 10 лет, мы работаем с автомобильным концерном BMW, лидером премиум-сегмента автомобилей.

С полгода назад мы вышли и на высокотехнологичный китайский рынок. Здесь, по сравнению с отечественным рынком, испытываем настоящее профессиональное удовлетворение. Все организовано предельно четко и ясно: продемонстрировал опыт и компетенции мирового уровня, слово не успеешь договорить, как партнеры уже готовы подписать контракт. Правда… работать приходится, в основном, на китайском языке, что привносит свои особенности: надо уметь очень быстро переводить и оформлять документы как на китайском, так и на английском языках.

Есть стойкое ощущение, что китайская национальная идея – это стать лидерами на рынке высоких инженерных технологий, научившись и скопировав у всего мира, что только можно скопировать.

Они понимают и признают, что мы знаем больше, наши компетенции шире и глубже. Но они не скрывают, что изучат нас, скопируют и постараются «выкинуть» с рынка, обойтись без нас. То есть, работая с китайцами, приходится все время «бежать быстрее, чем тебя догоняют»: знать и уметь больше, чем китайские партнеры, продавать прошлогодний «высокотехнологичный снег». А для этого как раз и нужно на регулярной основе общаться с мировыми высокотехнологичными лидерами на Западе…

С Китаем работать хорошо, у них огромный и устойчивый рынок - рекомендую. Но, в то же время, это довольно тяжело. Есть специфика, связанная с тем, что закрепиться на этом рынке очень сложно: вы все время чувствуете дыхание в спину копировщиков ваших разработок.

Причем, каждый проект там должен быть новый. В Китае невозможно делать одно и то же: темпы такие, что за год-полтора вы сможете реализовать то, что, например, отечественный автопром готов только обсуждать год... Одним словом, Китай – это наукоемкие разработки, высокая скорость работы и большая ответственность.

Кстати, вопросы с финансированием работ там практически не возникают, особенно, если результаты нашей работы обеспечивают им развитие. В этом плане они тоже молодцы. Конечно, в России, по сравнению с Китаем, все гораздо «спокойней», сроки выполнения работ не такие жесткие... Но, главное, у нас есть своя специфика, о которой шла речь выше.

Как вы попали на высокотехнологичный китайский рынок?

Проще всего для нас было зайти туда через автомобилестроение: из 100 млн автомобилей в мире Китай сегодня выпускает 25 млн машин. Например, лишь один наш заказчик – китайская фирма SAIC - в год выпускает автомобилей в пять раз больше, чем весь российский автопром. Китайцев, их темпов развития и роста, уже фактически «испугались» европейские и американские компании. Они стали «закрываться», а на смену им пришли японские, а также южнокорейские компании. Получился этакий «транснациональный гибрид», включая те компоненты, которые сами китайцы научились проектировать и производить на основе реверсивного инжиниринга.

Чтобы попасть на высокотехнологичный китайский рынок, ты должен «выбить» с него японскую или южнокорейскую компанию: быть лучше, с точки зрения качества и стоимости работы.

В апреле 2016 года СПбПУ создал представительство в Шанхае. Далее у нас было три варианта развития деятельности, которые мы и стали реализовывать.

Первый – традиционный: пригласить китайских студентов к нам, в Россию, на учебу. Но с сожалением стоит признать, что за пару последних десятилетий престиж российских инженеров здорово пошатнулся... Как правило, нас встречали, вопросом: «что нам с вами обсуждать, если у вас в стране нет автопрома?!». Правда, провожали потом со словами: «если у вас такие компетенции, то почему у вас в стране автопрома-то нет?!». Второй путь – общаться с местными университетами-лидерами и технопарками, которые легко предоставляют возможность стать их резидентами. Но тогда мы бы попали в сложную систему взаимодействия с китайскими лабораториями, фондами, грантовыми системами и т. д.

Мы пошли третьим путем: установили прямые контакты с высокотехнологичными китайскими компаниями, у которых всегда есть финансирование, и где нет никаких университетов, даже – ведущих. А все потому, потому что у высокотехнологичных компаний совсем «не университетские» требования к выполняемым работам. Это принципиально не «научный туризм» а-ля «мы напишем статью, направим ее на конференцию, съездим, выступим, поцитируем друг друга». Это серьезный высокотехнологичный бизнес: очень жесткий по времени, где каждый знает свою зону ответственности, где все предельно четко и быстро, ибо - высочайшая конкуренция...

В ближайших наших планах – создать фронт-офисы прямо на территории вендоров и думать об открытии высокотехнологичной компании в Китае или Гонконге.

Источник: 4science.ru, автор: Анна Смоленская (Шаталова)

Новости на сайте по теме публикации: